Алексей Вадатурский: Мы создали "Нибулон" вопреки козням чиновников

2 березня 2017
Джерело: Деловая столица
Основатель компании "Нибулон" Алексей Вадатурский рассказал о становлении бизнеса в Украине, о том, как приходится бороться с чиновниками, зачем компания сделала ставку на речной транспорт и кто от этого выиграет, и почему его не коснулись "лихие" 90-е.

Алексей Афанасьевич, недавно компания "Нибулон" отметила 25-летие. Что такое "Нибулон" сегодня на украинском агрорынке?

Наша компания сегодня является одним из крупнейших производителей и экспортеров сельхозпродукции. В прошлом году мы поставили рекорд по сбору зерновых – свыше 340 тыс. тонн, это наилучший результат за всю историю компании. Мы обрабатываем земли в 9 областях, и для обработки полей мы построили 22 машинно-тракторных станции.

"Нибулон" сегодня - крупнейший экспортер зерна, в прошлом маркетинговом году мы отправили за границу 4,66 млн. тонн. Каждая девятая тонна зерна, проданная на экспорт - наша. География поставок - 64 страны по всему миру, включая Египет, Саудовскую Аравию, Испанию, Индонезию.

Чтобы обеспечить такой мощный экспортный поток, у нас создана большая сеть по хранению зерна – 24 современных элеваторных комплексов и перегрузочных терминалов вдоль Днепра и Южного Буга, которые позволяют единовременно хранить около 2 млн. т зерна. Кроме того, у нас есть свой собственный перегрузочный терминал в Николаеве мощностью 5 млн. тонн.

Сколько человек у Вас работает?

Сейчас в компании работает около 6 тыс. человек.

Сколько налогов уплачивает компания в казну?

За последние три года мы заплатили почти миллиард гривен. А всего за все время деятельности "Нибулон" инвестировал в экономику страны более 1,6 млрд. долларов США.

А государство помогает "Нибулону"?

Я был бы очень рад, если бы оно хотя бы не мешало. У нас законодательство и весь чиновничий аппарат настроены на то, чтобы вставлять палки в колеса бизнеса и "доить" его. Мы построили "Нибулон" не благодаря помощи чиновникам, которые действуют от имени государства, а вопреки их козням.

Вот, например, для проведения дноуглубительных работ на реке Южный Буг, за свой счет и собственными техническими средствами, мы 5 лет получали 47 разрешений.

Другой пример, мы потратили 2 года только на то, чтобы получить разрешение на установку швартовых буев на Днепре и Южном Буге. То есть, два года ушло на хождение по кабинетам и писание бумаг, чтобы в итоге судно могло швартоваться там, где ему нужно.

Возьмите прохождение несамоходными судами шлюзов - на всех крупных реках мира в один шлюз можно запустить два несамоходных судна. А у нас - нельзя, только по одному. А это значит, что плата за эти услуги для перевозчиков взимается вдвойне, теряется время, нагрузка на узлы и агрегаты шлюзов, которые и так не новые, вырастает вдвое. Если бы снять это ограничение, грузоперевозки по воде выросли бы на 150 тыс. тонн в год, и в результате выиграли бы все, в том числе и государство, получив больше налогов.

Мы вынуждены были обратиться в Антимонопольный Комитет Украины по этому вопросу. В нашей стране, чтобы защититься от одного государственного органа, нужно обратиться в другой. 

Или вот еще один пример: "Нибулон" уже 3 года не может получить разрешение на примыкание железнодорожной ветки к судоремонтно-судостроительный заводу, чтобы было удобнее подавать грузы. Казалось бы - простая вещь, проложить короткий участок железнодорожного полотна, но не разрешают. Также около 3 лет мы не можем добиться, чтобы за транзитный проход (без захода в порт и погрузки-разгрузки) через каналы общего пользования в морских портах Николаева и Херсона, которые включены в акватории портов, с нас не взимали корабельный и другие портовые сборы.

Зато откройте почти любое издание и вы обязательно прочитаете о том, как министр инфраструктуры на страницах журналов активно занимается реформированием отрасли.

Пусть государство решит хотя бы эти проблемы, чтобы нам можно было бы легче работать. А мы уже как-нибудь справимся. Мы ждали, пока государство займется дноуглублением на Южном Буге, и в результате все сделали сами за свои собственные средства. Думаю, с Днепром будет также.

"Нибулон" решил сделать ставку на речной транспорт. Вы как-то говорили, что хотите сделать Днепр вторым Миссисипи и вложить в этот проект 300 млн. долларов. Что планируется сделать в этом направлении?

Проект мы начали реализовывать с Европейским  Банком Реконструкции и Развития, а сейчас активно продолжаем его реализовывать с  Европейским инвестиционным банком, с которым подписали в декабре прошлого года кредитное соглашение на 71 млн. евро.  Это важное и значимое событие не только для нашей компании, но и для Украины в целом. Ведь, впервые за 25 лет такое соглашение подписано с частной украинской компанией.

Реализация проекта рассчитана на 2-3 года, в течение которых мы планируем создать современную и более широкую систему хранения и транспортировки зерна. В целом такое сотрудничество позволит инвестировать в экономику Украины около 200 млн. долларов США. А это строительство 10 элеваторов, в том числе вдоль Днепра и Южного Буга и насыщение украинских рек современными транспортными плавсредствами, которые построены на нашем реконструированном судостроительно-судоремонтном заводе в Николаеве.

И какой эффект Вы ожидаете от реализации этого инвестпроекта?

За прошлый год наш флот перевез 2 млн. тонн зерна. В результате реализации проекта объем перевозок вырастет до 4 млн. тонн, несмотря на то, что чиновники пытаются любыми способами протащить законопроект «О внутреннем водном транспорте». Они утверждают, что перевозка тонны груза автотранспортом стоит около 11,5 доллара, железная дорога берет 7,8 доллара, водный транспорт — приблизительно 4,5 доллара. Не верьте этому вранью. Речные перевозки значительно уступают по конкурентности  железнодорожному транспорту. Например, на сегодняшний день себестоимость перевозки 1 тонны зерна по маршруту "Николаев – Кременчуг" железнодорожным транспортом составляет 8,09 долларов, в тоже время водным транспортом – 8,82 долларов. А при перевозке 1 тонны зерна по маршруту «Киев - Одесса» себестоимость железнодорожным транспортом составляет 11,96 долларов, в тоже время водным транспортом – 13,67 долларов.  Таким образом, нас обманывают, чтобы протянуть законопроект, который выгоден одной из хорошо известных промышленно-финансовых групп.

Но этот проект - не только удешевление перевозок для "Нибулона".  За счет сокращения перевозок автомобильным транспортом  с дорог будет убрано 166 тыс. грузовиков в год, поэтому государство сэкономит 3,16 млрд. гривен, которые не нужно будет тратить на ремонт дорог.

Совместный с Европейским инвестиционным банком проект позволит также создать более 1200 новых рабочих мест в компании "Нибулон", 500 рабочих мест - на судостроительно-судоремонтном заводе и еще 500 новых рабочих мест - непосредственно на флоте.

Кроме того, проект принесет дополнительно в казну государства 800 млн. гривен налогов, более 150 млн. гривен будет заплачено Единого социального взноса, будет создано 15 тыс. новых рабочих мест на стройках и строители заработают на выполнении работ 700 млн. гривен зарплаты, строительные компании получат 200 млн. гривен прибыли. В целом аграрный сектор от реализации проекта получит 5 млрд. гривен дополнительного дохода. То есть, проект организовываем мы, а зарабатывают в том числе подрядчики и государство, то есть украинцы.

Вы строите новые элеваторы. А не проще купить уже действующие?

Если мы идем в цивилизованный мир с его конкуренцией, то нужны современные предприятия, которые в перспективе дадут намного больше эффекта. Это первое.

Второе - у нас столько старых элеваторов было приватизировано, столько было "темных" схем, что иметь дело с корпоратизацией или же покупать старые "убитые" элеваторы, в которые за 25 лет независимости Украины ничего не вкладывалось, не было никакого смысла.  Поэтому для меня, как руководителя, который в прошлом работал в системе элеваторной промышленности Украины (бывшего Советского Союза), даже не стоял вопрос: покупать старый элеватор или строить новый. Только новые, на новых площадках, на неудобных участках - чтобы потом не выяснять отношения с государством или с другими собственниками.

Какой бы Вы хотели видеть компанию «НИБУЛОН» через 5-10 лет?

У нашей компании есть четкая стратегия развития, и ее главные составляющие - повысить эффективность   и обеспечить нашу конкурентоспособность в ближайшие 5-10 лет. Мы строим практически независимую компанию в Украине. Независимую в финансовом отношении,  независимую в транспортном отношении,  независимую в торговле, то есть - ориентированную непосредственно на страны-импортеры зерна и т.д.  В будущем мы также рассматриваем возможность строительства предприятий в странах, которые покупают украинскую сельхозпродукцию. Это наша цель.

Как, по Вашему мнению, изменится аграрный сектор Украины в ближайшие 5-10 лет?

Сегодня ничего не делается, чтобы аграрный сектор Украины развивался в цивилизованном русле, не совершенствуется законодательство, которое регулирует работу аграрных компаний на земле. Поэтому если так и дальше будет продолжатся, то улучшения инвестиционного климата и резкого увеличения отдачи сельхозпроизводства в ближайшие 5-10 лет не будет. Определенный рост будет, но резкого увеличения - нет. Для того чтобы в корне изменить эту ситуацию, и чтобы на село инвестиции пошли большим потоком, чтобы Украина действительно стала лидером в аграрном секторе не только Европы, но и мира, и чтоб она имела преимущество на рынках сбыта, нужно совершенствование законодательства, в первую очередь - в сфере земельных отношений. Сегодня у нас по-прежнему теневой рынок земли, теневой рынок зерна. Сегодня нет стимула для тех, кто обрабатывает землю, работать легально, не платятся налоги в местные бюджеты от обработки земли. Сегодня село – оффшор в самой Украине.

Нужна ли отмена моратория на продажу сельхозземель и почему?

Да, мораторий отменять нужно, и мы за отмену моратория. Но при нынешнем состоянии законодательной базы этого делать нельзя.  У нас сегодня в Украине примечательная черта: все говорят об отмене или же продолжении моратория, но никто не говорит конструктивно, что нужно делать для того, чтобы цивилизовано отменить мораторий и запустить настоящий рынок земли.  Рынок земли нужен, но если запустить его прямо сегодня, это будет стихийное бедствие на селе -  ни крестьяне, ни компании не в состоянии будут защитить свои права.

Если мораторий все же отменят, будет ли «НИБУЛОН» покупать землю?

Да. Мы работаем прозрачно, знаем в лицо собственников земли, а они - знают нас, арендаторов. У нас с ними цивилизованные отношения, и поэтому я думаю, что они поверят нам, а не залетным бизнесменам или мошенникам.

Вы начали строить «НИБУЛОН» когда Вам уже было 44 года. Многие в этом возрасте подумывают о пенсии... Почему? Что Вами двигало?

44 года – это зрелый возраст, когда уже есть знания, опыт, уважение,  управленческий опыт. Это было время, когда рухнул железный занавес, а я к тому времени побывал во многих цивилизованных странах и мне было с чем сравнивать СССР. Я даже уже успел поработать за рубежом. Поэтому, когда (еще до распада Советского Союза) встал вопрос о создании украинско-венгерского сельхозпредприятия, то я без колебаний принял предложение возглавить его, даже на общественных началах. Я и мои единомышленники первые 2-3 года работали практически на общественных началах, без зарплаты. Потому что мы верили в будущее, мы хотели сотрудничать с другими странами, путешествовать, изучать передовой опыт. Поэтому даже вопрос так не стоял: быть или не быть. Да, быть. У меня были знания, ответственность, и это было очень интересно.

Вы получили большой опыт в условиях советской плановой экономики. Пригодилось ли Вам в бизнесе что-то из того опыта?

В те времена ведь не все было плохим. И положительный опыт, полученный в советское время, мне в бизнесе очень пригодился. Во-первых, я продолжил ту же деятельность - строительство элеваторов и предприятий зерноперерабатывающей промышленности, но уже в новых условиях. В создании бизнеса очень пригодились колоссальная база знаний, нормативная документация и делопроизводство - все это было наработано при Союзе. У меня тогда была мечта: построить бизнес, который будет более мощным и сильным, прогрессивным и экологически чистым, социально направленным по сравнению с государственной системой.

Тяжело ли было приспосабливаться к новым условиям? Это ведь были лихие 90-е: стрельба, рэкет, "крыши".

Да, это все было.  И было такое, что даже страшно вспоминать. Я тогда принял для себе решение: работать исключительно в законодательном поле, прозрачно, не иметь долгов по бизнесу, не работать с неизвестными и непрозрачными предприятиями, не вести дела с сомнительными людьми, не работать за наличные, не заниматься спекулятивными и рискованными сделками.  Я знал, что если я и мой коллектив эту линию выдержим, то все эти неприятности 90-х нас не коснутся. Рэкет и "крышевание" нужны были тем, кто незаконно приобретал имущество, занимался рейдерством или незаконным бизнесом.

А с чего Вы начинали? В 1991 г. у Вас за плечами был опыт работы в госструктурах. Почему венгерская и английская компании решили свести в Вами бизнес? 

Деятельность совместного с Венгрией и Англией предприятия началась, когда еще был жив СССР. Тогда страны соцлагеря сотрудничали в рамках СЭВ - Совета экономической взаимопомощи. Возникла идея внедрять в Украине семеноводство по технологиям, которые были в Югославии, Венгрии, Чехословакии, и появились планы получать технологии и посевной материал из Венгрии. А поскольку бартер был невозможен, то среди партнеров появилась и английская компания. Так и возникло совместное предприятие. Но как только распался СССР, наша компания осталась один на один с реальностью, нужно было выживать в новых условиях. Практически никаких инвестиций со стороны венгров и англичан не было. Передо мной был выбор: мы выйдем победителем из этой ситуации, или проиграем. Таким образом,  мы выжили без какой-либо поддержки со стороны учредителей – венгров и англичан, но при поддержке иностранных банков, в условиях дикой на то время украинской экономики.

Когда Вы поняли, что хотите построить большую компанию?

Честно говоря,  в то время я не думал, что наша компания через 25 лет будет такой, как она есть сейчас. Я старался обеспечить защиту бизнеса и его развитие, его финансовую стабильность, защитить наш коллектива. Я хорошо знал условия ведения сельхозпроизводства, у нас был четкий план, как выжить и стать успешной компанией. Все эти годы, день за днем мы работали, и в результате "Нибулон" стал тем, кем он есть сейчас.

К сожалению, множество позитивных вещей, которые были в советское время, не сохранились в независимой Украине. Например, не нашлось сильных лидеров, которые бы смогли создать цивилизованную и сильную Украину. Вся привлекательная государственная собственность была роздана за копейки олигархам - порты, шахты, предприятия. Промышленно-финансовые структуры обогатились, а простые граждане не получили практически ничего. Наши граждане заслуживают лучшей жизни, а мы через 25 лет только вышли на тот уровень аграрного экономического развития, который был еще при СССР. Мы пережили множество потрясений, и они продолжаются. Могло бы быть иначе в Украине? Могло, и мы заслуживаем лучшего. Польша ведь смогла, Венгрия, Чехия, Болгария, бывшие ГДР и Югославия смогли. А у нас что: раздать, распилить, разрушить – а потом делать реформы. И бороться, да вот только с кем? С нашим потенциалом Украина могла бы быть намного раньше в Евросоюзе, чем вышеперечисленные страны. И по таланту населения, и по экономическому потенциалу, плодородным черноземам Украина могла бы стать намного более сильной и успешной в мире.

Сейчас бизнесмены учатся: получают степени MBA, посещают семинары, курсы. У Вас всего этого не было. Как Вам удалось построить компанию без этих знаний? У Вас природное чутье на верные решения или же у Вас хорошие советчики и консультанты?

Когда мы начинали строить компанию, я и понятия не имел, что должны  быть советчики или консультанты. Самая хорошая школа – это жизнь. Те знания, которые мы получили в школе жизни, не дают ни в одном университете или институте, ни в каких пособиях по бизнесу таких знаний тоже нет. Главное правило - быть честным перед людьми, перед партнерами по бизнесу,  банковской системой, перед обществом.  И тогда любая задача, которая ставится перед компанией, будет выполнима. Я могу четко сказать, что за 25 лет у нас не было ни одного случая, чтоб мы что-то не выполнили, не достигли какой-то цели или показателя, или же не построили какой-то из запланированных объектов. Мы если беремся за какое-то дело, то доводим его до логического завершения. К примеру, кто мог поверить, что мы проведем дноуглубительные работы на реке Южный Буг, если это никому, кроме нас, не было нужно: ни государству, ни Администрации морских портов, ни портам? Даже браконьеры были против, потому что в таком случае они не смогут больше перегораживать реку сетями и ловить рыбу. Поэтому когда мы об этом объявили, никто не поверил, но мы это сделали.

А когда мы объявили, что запустим весной "Ракеты" по рекам, на нас тоже смотрели, как на чудаков. Но мы сделали. Мы организовали речное пассажирское сообщение на юге Украины. А с весны этого года мы организуем постоянные рейсы, которые свяжут Вознесенск, Новую Одесу, Николаев, Очаков, будет пассажирское сообщение по маршруту "Николаев-Очаков-Кинбурнская коса-прибережная зона Черного моря", и "Херсон-Голая Пристань-Кинбурнская коса-Очаков". А далее мы будем развивать пассажирское судоходство по Днепру.

Наша компания может быстро решить любой вопрос, который многим государственным чиновникам не под силу решить и за пятилетки. Мы этим показываем, что в Украине есть еще компании, которые если ставят перед собою цель, то обязательно ее достигают. Мы даем рабочие места людям, мы платим легальную заработную плату, мы реконструируем судостроительный завод, строим современные предприятия и речной флот, развиваем инфраструктуру на реках. Мы являемся лидером во многих отраслях: в аграрном секторе, в торговле, в  логистике, в судостроении, и в строительстве гидротехнических сооружений, портов, и во многих других. Чтобы быть успешным в целом, надо быть успешным в каждом из этих направлений.

 

За всю свою жизнь Вы прочитали много книг. Получилось ли что-то применить на практике то, что прочитали в этих книгах?

Я в свое время прочитал много книг, написанных людьми, которые добились большого успеха в жизни, и это было интересно. Я читал Генри Форда о том, в каких непростых условиях ему приходилось строить бизнес, и как его дело, которое стало успешным, повлияло на развитие всей Америки.

Но в Украине, в отличии от той же Америки, приходилось работать совсем в других условиях. И чтобы быть успешным здесь, нужно было читать другую книгу - книгу жизни.

Планируете ли Вы  писать мемуары? Многим было бы интересно почитать, как строился бизнес в Украине.

Ко мне поступает много предложений помочь с написанием мемуаров, но впереди еще много работы, многое еще предстоит сделать, поэтому мемуары пока писать рано. Мы хотим их дополнить новой историей, которую мы еще будем творить

Прочитали: [3174]
Останні новини
20 вересня 2017
17 вересня, одразу після святкування Дня міста Миколаєва, на суднобудівно-судноремонтному заводі «НІБУЛОН», як і було обіцяно, відбувся спуск другого в цьому місяці судна – унікального самохідного надпотужного днопоглиблювального судна проекту СДС-15 з символічною назвою «МИКОЛАЇВЕЦЬ».
15 вересня 2017
10 вересня відновлена філія «Золотоніська» гостинно відчинила свої двері. Цього дня у силоси елеватора надійшло перше зерно нового врожаю, а товаровиробники мали змогу відвідати елеваторний комплекс, аби переконатися, що неможливе стало можливим.
Вгору